Загрузка...
  
 
 
  
 
 
398024 г.Липецк, проспект Победы, д.20. Тел. 8 (4742) 48-83-99 Эл. Почта: notarius@lipetsk.ru
Разделы
Авторизация
Имя
Пароль
Вход
Полезные ссылки
Книга памяти участников ВОВ
Выезд нотариуса
Удалённая помощь

Новости ФНП » Раскритикованный законопроект рассматривали на заседании правления АЮР

Как оценивают присутствовавшие журналисты, этот пункт повестки дня носил скорее ознакомительный, информационный характер. Собственно, обсуждения, как такового не было. Павел Крашенинников в своем выступлении дал короткую информацию о ключевых пунктах своего законопроекта, сделав акцент на моментах, важных в первую очередь для бизнеса: идеи о наследственных фондах, управлении наследственным имуществом. При том докладчик признал, что в проекте существуют серьезные проблемы, в частности — проблемы с обязательными долями. По словам депутата, впереди будет еще много вопросов, но он готов под разными углами смотреть на проект и работать над ним.

В силу того, что многие из присутствующих впервые приняли участие в обсуждении этой темы, и в целом заседание Правления АЮР было немногочисленным, ввиду сезона, дискуссии по законопроекту не возникло. Обсуждение свелось к тому, что документ необходимо направить в региональные организации АЮР для того, чтобы там были подготовлены заключения. И уже тогда на уровне АЮР будет смысл что-то обсуждать.

Позиция Федеральной нотариальной палаты, равно как и высказанная ранее позиция научного сообщества и экспертов, заключается в том, что данный законопроект несет в себе существенные риски. Заключение Кабинета министров также вынесло отрицательные оценки документу. Прежде всего, принятие законопроекта в предложенном виде может привести к заметным негативным последствия для граждан и правовой стабильности в обществе. В прессе неоднократно упоминались различные положения законопроекта, которые стали причиной его критики на самых разных уровнях, будь то «нулевые» слушания в Общественной палате РФ, заседание Совета по кодификации гражданского законодательства или иные площадки.

И сейчас, по мнению экспертов, попытка провести этот законопроект с некими косметическими доработками не устраняет его концептуальных недостатков, концептуальных противоречий как с действующим законодательством, так и с логикой развития наследственного права в частности и Гражданского кодекса в целом.

Собственное, сама концепция документа стала первым камнем преткновения, точнее — ее отсутствие, как отметили многие видные юристы. А затем уже пошли замечания по отдельным положениям. Один из принципиальных моментов — это попытка устранить нотариуса из определения состава и стоимости наследуемого имущества. Это приведет к тому, что суды окажутся заваленными тяжбами наследников, а многие, прежде всего социально незащищенные граждане, не смогут защитить свои права ввиду того, что судебные расходы намного превышают существующую стоимость услуг нотариуса. Понятно, что претендент, способный нанять дорогостоящего адвоката, имеет больше шансов на положительный для себя исход судебного процесса, нежели мать-одиночка, несовершеннолетний или пожилой наследник.

То есть вопросы выделения обязательной и супружеской доли являются одними из наиболее наглядных проблем законопроекта. А таких вопросов более чем достаточно. Не случайно в процессе «нулевых чтений» в Общественной палате РФ, после того, как выступавшими был перечислен многочисленный перечень проблем и групп граждан, находящихся в зоне риска, представитель Федеральной нотариальной палаты Александра Игнатенко огласила еще одну проблему и спросила у разработчиков законопроекта — «а эта категория у нас куда девается?! Тоже в суд идет?!». Многократное увеличение нагрузки на суды и, соответственно, многократное увеличение судебных расходов как для граждан или юридических лиц, так и для государства, очевидно. Возникли вопросы, связанные с налоговыми отношениями. Конкурсные управляющие увидели в положениях законопроекта угрозу нормальному урегулированию процессов банкротства. Даже такие аспекты, как регулирование оборот драгметаллов, оружия или иных специфических вещей, которые могут входить в состав наследства, не учтены в законопроекте.

Эксперты и представители научного сообщества говорили и о существенных недостатках в юридической технике законопроекта. Подробно это излагалось в публикациях на портале Федеральной нотариальной палаты, ссылки на эти статьи приведены в конце материала, там можно подробно ознакомиться с аргументами.

По мнению экспертного и научного сообщества, которое разделяет нотариат, даже те новеллы законопроекта, которые в принципе могут быть востребованными в нашем обществе, и часть из которых интересна прежде всего бизнесу, должны быть заново концептуально проработаны. По многим новеллам, достаточно спорным, необходимо выяснить, насколько вообще реален общественный запрос на них. Например, предлагаемое введение совместного завещания: практикующие нотариусы, ежедневно сталкивающиеся с реалиями житейских отношений и проблем, сразу прогнозируют возможные коллизии. Представим, что сначала к нотариусу приходит супружеская пара, и составляет одно завещание, совместное, а затем прибегает уже отдельно супруг и просит отменить его, так как на самом деле он хочет что-то оставить своему ребенку от первого брака, либо другой женщине, вариантов много. Насколько этичны такие моменты, не говоря уже о том, как относиться к завещанию, которое является законной волей конкретного человека, если оно должно стать однозначной и недвусмысленной волей двоих, и не имеет ли права переживший супруг, в том числе под влиянием каких-то новых обстоятельств, изменить свое мнение?

Вот эти вопросы и необходимо сперва исследовать, прежде чем пытаться их внедрить в действующее законодательство. Существующая система наследования в России работает, причем это одна из немногих наиболее стройных и удачных правовых конструкций в сложных, комплексных вопросах, защищающая права людей. Согласитесь, впопыхах ломать хороший и теплый дом ради принципиально нового архитектурного решения, полезность которого не только не очевидна, но и просто сомнительна — вряд ли подходящее решение. Многие из тех новелл, которые могут быть востребованными, не требуют слома системы, они могут быть решены точечными изменениями, как это происходит во многих других вопросах законодательства о нотариате. И такие примеры — новеллы Федеральных законов №№ 379, 457 и 67, во множестве уже показали свою эффективность и полезность для граждан, бизнеса и государства. Повысилась привлекательность нотариальной формы сделок, были заметно снижены некоторые ключевые тарифы, заметно повысился тот уровень комфорта и быстроты оформления, который теперь нотариус предоставляет гражданам и предпринимателям.

Как отметил недавно в своем интервью президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик, «я уверен, что нужно дорабатывать уже существующую модель. И исходить нужно из того, что еще не может сделать нотариус. Например, нотариус уже сейчас разыскивает наследников через Единую информационную систему нотариата. У нас очень хорошо налажено электронное взаимодействие с некоторыми банками, многими госорганами, но не от всех мы имеем право получить нужные сведения. В частности, оперативный обмен данными с органами ЗАГС, ФМС очень облегчил бы процедуру оформления наследства, и стал бы мощным барьером на пути мошенников. Кроме того, обратите внимание, что в процессе выявления состава наследственного имущества нотариусы принимают меры и к охране наследства, и к управлению наследственным имуществом. Налажена система взаимодействия при обнаружении имущества, ограниченного в обороте: оружия, драгоценных металлов. Нотариус отсекает случаи незаконного владения, в том числе самовольно возведенными строениями и очень много других фактов. Наоборот, нужно дать больше возможностей нотариусу по получению информации, и этим мы сделаем систему наследования еще более удобной для граждан».

Отмахиваться и не замечать вопросы изменения наследственного права не получится — они коснутся всех нас, рано или поздно. И какое наследство мы будем оставлять нашим детям — войдут ли в его состав судебные тяжбы, сломанные родственные отношения, нарушенные права людей, зависит от того, насколько взвешенным будет поход к реформе наследственного права в нашей стране.